Подписаться Вход Регистрация
STOP-NEWS.COM - Новости со всего мира | Новости за 24 часа
пятница, 24 февраля 14:13

На выборах президента Ливана банкуют Сирия и Иран

25-я попытка выбрать президента Ливана окончилась неудачей – на этот раз в ливанском парламенте не было кворума.

26-й раунд выборов назначен на 15 июля.

Чтобы выборы считались состоявшимися в 1-м туре, за одного из кандидатов в ходе тайного голосования должны отдать свои голоса 2/3 депутатов парламента.

Это - 86 (или более) народных избранников из 124.

Сегодняшнее состояние ливанского парламента таково, что он, практически, разделен поровну на прозападный и просирийский блоки.

После завершения президентского срока бывшего главы государства Мишеля Сулеймана страна, фактически, не управляется.

Такое положение принято называть политическим кризисом.

По конституции Ливана, президентом может быть только христианин-маронит, избранный парламентом.

Марониты – католики. Это - древняя христианская церковь, одна из 6 Восточных католических церквей, имеющих статус патриархата. Общая численность – 3.8 млн человек.

Большинство исторических общин церкви находятся в Ливане, но из-за эмиграции в результате арабских погромов общины маронитов появились также в Южной Америке, США (200 тысяч), Канаде (80 тысяч), Австралии (150 тысяч) и других странах.

С древних времен марониты живут в Сирии (50 тысяч) и Израиле (7 тысяч).

В состав церкви входят 8 архиепархий — Антелиаса, Бейрута, Триполи и Тира (все в Ливане), Кипра, Алеппо и Дамаска (Сирия) и Хайфы.

Маронитская Церковь — самая многочисленная в Ливане: в нее входит 37% христиан, что составляет 17% населения Ливана (по другим источникам – 24%).

Сегодня главным претендентом на пост президента Ливана считается 79-летний генерал Мишель Аун — лидер партии «Свободное патриотическое движение».

Политический союзник партии - шиитская группировка Хизбалла.

Кандидатуру генерала поддерживают также сторонники про-сирийского блока.

Основной конкурент Ауна - Самир Джааджаа. Он – лидер блока «Коалиция 14 марта», или M14, получившего свое название в честь даты свершения революции кедров.

Это - ливанская коалиция антисирийских политических партий и независимых кандидатов.

Имеет в парламенте 60 мест из 128.

Во главе коалиции – 4 лидера.

Это - Самир Джааджаа - полевой командир, бывший лидер христианской организации «Ливанские силы», Саад Харири - младший сын Рафика Харири, бывшего премьер-министра Ливана, погибшего в теракте, Амин Жмайель - бывший президент Ливана, и Валид Джумблат - лидер Прогрессивно-социалистической партии Ливана, один из светских лидеров друзской общины.

Что касается убийства Рафика Харири, в мае 2009 года Комиссия ООН по расследованию обстоятельств его гибели пришла к выводу - к этому убийству причастны офицеры террористической шиитской группировки Хизболла, конкретно - шиит-фанатик Имад Мугнийе - «террорист в одежде из крови», управляемые из Сирии и Ирана.

Кандидатуру Самира Джааджаа поддерживает прозападная суннитская партия «Аль-Мустакбаль».

Ситуация с выборами в Ливане, точнее – с невозможностью выбрать президента от христианско-суннитского блока, на руку сирийскому режиму.

Это хорошо понимают в Совете Европы, и потому, обращаясь к ливанским парламентариям, настоятельно призывают лидеров страны принять конкретные меры для выбора нового президента и поставить национальные интересы выше партийной политики.

Но призыв европейцев вряд ли приведет к успеху, пока в соседней Сирии у власти Асад, поставляющий Хизбалле оружие на деньги Ирана.

Переломить ситуацию в пользу христиан и суннитов мог бы Евросоюз, но он сегодня предпочитает вместо денег давать советы и делать призывы.

Евросоюз мог бы признать Хизбаллу террористической организацией – особенно, после установления ее авторства в убийстве Харири, но предпочел разделить ее на 2 части – политическую и военную, занеся последнюю в «черный список».

И, похоже, безвластие в Ливане, которое на руку шиитам, будет продолжаться вплоть до падения Асада.

А это может произойти в результате победы ISIS – завоевания всей территории Сирии.

Вот и получается – хрен редьки не слаще.