Подписаться Вход Регистрация
STOP-NEWS.COM - Новости со всего мира | Новости за 24 часа
вторник, 6 декабря 21:21

Неожиданности – рядом, или нам песня строить и жить помогает

- Ваньча, давай ещё раз! Давай, поднажмём! Да что ж такое?

- Колька, а, может, вдвоём на лом наляжем?

- Не получается. Эй, Сашка, давай сюда! Помогай, никак не подымаются эти большие кирпичи, мы уже второй день возимся...

В торговом помещении №85 бывшей Зеркальной линии, на углу улиц Садовой и Ломоносовской «Гостиного двора» в Ленинграде стояла старинная кафельная печь, которую рабочие во время реконструкции «Гостинки» уже разобрали.

Но высокий её фундамент никак не поддавался разборке, ломы были бессильны перед странной кирпичной кладкой. Странной потому, что кирпичи были намного больше обычных, а при их долбёжке ломом они не крошились, не разбивались.

- Сашка, давай, сбегай, позови бригадира.

Наконец, их собралось вместе с бригадиром уже четыре человека и ломами вырвали первый кирпич из фундамента печки.

Когда Сашка Збарский решил рассмотреть кирпич у окна и начал поднимать его, то согнулся от тяжести. Впоследствии, при взвешивании, в кирпиче оказалось весу ровно пуд – 16 кг. Да что ж это такое?

Работа закипела. Через два часа на полу валялось восемь огромных кирпичей. Соскребли ножом на одном из них грязь, цемент, тогда сверкнуло что-то жёлтое.

Вот это да… У всех дух захватило… Ум за разум зашел… Слитки золота!

Ломали пол вокруг печки, искали ещё, но больше таких кирпичей не нашли. Притихшие рабочие и бригадир стояли вокруг удивительной находки в полном столбняке, ещё плохо соображая.

Но что такое? Через несколько минут бригадир заметил, как кое-кто из них перемигиваются между собой и кивают на дверь. Хотят унести золото? И тут он опомнился, ледяное лезвие страха резануло по сердцу, и он закричал на них.

Через десять минут примчался директор «Гостиного Двора», затем два милиционера, отовсюду бежали рабочие и, сгрудившись в дверях, с изумлением рассматривали очищенный от грязи и цемента огромный кирпич золота красновато-жёлтого цвета.

Кто-то из толпы крикнул: «Так это же червоное золото!».

А директор «Гостинки» тем временем составил протокол и дал расписаться всем участникам, нашедшим клад, и двум милиционерам.

Это случилось 26 октября 1965 года во время реконструкции «Гостиного Двора» в Ленинграде. В восьми кирпичах оказалось 128 кг золота самой высокой - 958-й пробы.

Запестрели заголовки газет о найденном кладе.


Возник вопрос: кто мог оставить такое богатство?

Из архивов стало известно, что в помещениях с номерами 85, 86, 87 «Гостинки» до революции работала ещё с 1840 года фирма по продаже ювелирных изделий из золота, серебра, драгоценных камней.

Розыски показали, что последним владельцем этого крупнейшего в Петербурге ювелирного магазина был Владимир Иванович Морозов, который во время революции вместе с семьёй эмигрировал из России. Очевидно, спрятал золото в надежде на лучшие времена. И значит – наследников нет.

Радости строителей, нашедших клад, не было конца - им полагалось вознаграждение!

Роились планы у них и их жён…

Но… Но оказалось всё не так просто…

Через несколько дней после этих событий приехал автобус и четверых строителей и директора «Гостинки» отвезли в обком партии. Там их развели по отдельным комнатам и подробно расспрашивали о находке.

Разговор был настолько серьёзный, без сантиментов, опрашивающие были так похожи на следователей, что у рабочих проснулся давнишний, уже подзабытый страх сталинских времён.

Всё упиралось в вопрос: было ли найдено только восемь золотых кирпичей или их было больше, и куда делись остальные?

Этот вопрос в разных вариантах задавали много раз, сличали с ответами других строителей, и только под конец звучало ещё такое - каковы ваши планы, как вы поступите с вознаграждением, не желаете ли внести благотворительный взнос для советской культуры?

И строители пожелали внести взнос…

После подписания бумажек о взносе и о неразглашении их отпустили.

Дирекция «Гостинки» решила отпраздновать это нашумевшее событие 31 декабря, в новогоднюю ночь.

Начали пораньше – в 5 часа дня. Ещё за пару дней до празднования прошёл слух, что будет большой концерт и на него пригласили самых лучших и знаменитых артистов и певцов.

А пока, в ожидании начальства, собравшиеся в огромном зале строители с семьями под гармошку пели:

Легко на сердце от песни весёлой,
Она скучать не даёт никогда,
И любят песню деревни и сёла,
И любят песню большие города.

Нам песня строить и жить помогает,
Она как друг, и зовёт и ведёт,
И тот, кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадёт!

Вдруг стали слышны аплодисменты, они становились всё громче: вместе с начальством в зал входили любимые всеми Леонид Утёсов, Клавдия Шульженко, Рашид Бейбутов, Николай Крючков, Махмуд Эсенбаев и большая группа цыган с Николаем Сличенко.

После поздравлений и приветственных слов, заздравных тостов, радостных, шумных возгласов и оваций, слово было предоставлено Первому секретарю Ленинградского обкома партии.

Зал затих, настала пауза. Он долго говорил о патриотизме советских людей и, наконец, объявил, что четверо строителей из Строительного управления №7 – Александр Збарский, Николай Сомов, Иван Рамзин и бригадир Виктор Митьков являются истинными патриотами, так как сознательно пожертвовали вознаграждение за найденный золотой клад на нашу социалистическую культуру.

На пожертвованные ими средства были куплены для ленинградского Дома культуры строителей музыкальные инструменты для оркестра.

И в знак благодарности Первый секретарь пожал им поочерёдно руки.

С этими словами открылись двустворчатые двери в конце зала, и из них под звуки марша стали выходить музыканты оркестра и стройными рядами прошли по залу вокруг ёлки, демонстрируя сверкающую медь новеньких труб, валторн, тромбонов и тарелок.

И весь зал подхватил мелодию марша и запел:

Кто привык за победу бороться,
С нами вместе пускай запоёт,
Кто весел – тот смеётся,
Кто хочет – тот добьётся,
Кто ищет – тот всегда найдёт!»

Что это было? А были у всех светлые, радостные лица, готовность петь и плясать, ожидание чего-то родного и хорошего.

Тут вышел на сцену знаменитый конферансье Борис Брунов и рассказал слушателям, что после начала Великой Отечественной войны премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступил с заявлением о поддержке СССР.

По этому случаю английское радио Би-Би-Си, не желая исполнять коммунистический гимн СССР, а тогда это был Интернационал, взамен выпустило в эфир песню Исаака Дунаевского на слова Лебедева-Кумача «Широка страна моя родная».

И грянула в зале под оркестр всем известная и любимая песня, громко и слитно выделялись мужские голоса, и волнение и задор захлестнули поющих людей:

Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек,
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей,
Человек проходит как хозяин
Необъятной Родины своей...
Широка страна моя родная…

Снова на сцене – Борис Брунов. Как красиво он говорит о выдающемся композиторе Исааке Дунаевском! Музыкальный слух его был таким удивительным и необыкновенным, что он улавливал в природе звуки, аккорды, ритмы и мелодии, которые мы с вами, обычные люди, не слышим.

Шум морских волн, завывания ветра в февральскую метель, пение птиц и шелест листьев в весенней лесной чаще, неслитные звуковые тона быстро бегущей горной реки, и даже, представьте себе, полифония звуков, которую издают движущиеся по стальной заготовке резцы строгальных станков в цеху, где он для рабочих давал концерт, – все эти звуки навевали для слуха Дунаевского его замечательные мелодии…

И Николай Крючков, с его знакомой всей стране ослепительной улыбкой, вышел на сцену, чтобы петь песни Дунаевского:

Затихает Москва, стали синими дали,
Ярче блещут Кремлёвских рубинов лучи,
День прошёл, скоро ночь,
Вы, наверно, устали,
Дорогие мои москвичи!

И сразу же:

Ехал я из Берлина по дороге прямой,
На попутных машинах ехал с фронта домой.
Ехал мимо Варшавы, ехал мимо Орла –
Там, где русская слава все тропинки прошла.

Эх, встречай, с победой поздравляй,
Милыми руками покрепче обнимай,
Чарочку хмельную полнее наливай!

И еще – без перерыва:

Жил однажды капитан,
Он объездил много стран
И не раз он бороздил океан.
Раз пятнадцать он тонул,
Погибал среди акул,
Но ни разу даже глазом не моргнул!
Капитан, капитан, улыбнитесь,
Ведь улыбка – это флаг корабля!
Капитан, капитан, подтянитесь,
Только смелым покоряются моря!

На сцену выкатили рояль, а за ним не вышел, а выбежал маленький толстенький человек с холерическим темпераментом, выражавшим бурю эмоций – композитор Дмитрий Покрасс.

Он мастерски, бравурно и размашисто заиграл попурри из своих песен, выкрикивая первые строки: То не тучи – грозовые облака… Дан приказ – ему на запад, ей в другую сторону… Люба, Любушка, Любушка – голубушка… На границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят… Броня крепка и танки наши быстры, и наши люди мужества полны…

А когда Брунов объявил выступление цыганского хора и Николая Сличенко, и Дмитрий Покрасс аккомпанировал им, то за роялем он усидеть не мог, играл стоя, приплясывал, подпрыгивал, выделывал разные балетные па в такт темпераментно танцующим цыганам.

Ну, разве можно было спокойно усидеть всем, находящимся в зале?

Пела Клавдия Шульженко, весь зал ей бисировал, а потом дружно слушатели стали требовать любимую песню ещё со времён войны - «Синий платочек! Синий платочек!».

И поплыли над залом трогательные, простенькие, но памятные слова, любимый голос и мелодия:

Синенький скромный платочек падал с опущенных плеч.
Ты говорила, что не забудешь ласковых, радостных встреч.
Порой ночной мы распрощались с тобой.
Нет больше ночек!
Где ты, платочек, милый, желанный, родной?

А когда закончилась песня, то из зала неожиданно, громко, мужской голос запел сочинённые ещё во времена войны народом слова на эту мелодию:

Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война
...Строчит пулемётчик за синий платочек, что был на плечах дорогих!

Концерт продолжался.

Махмуд Эсенбаев исполнял танцы народов мира, Рашид Бейбутов пел арии из музыкальной комедии «Аршин мал-Алан», а когда закончился праздничный ужин, то общим хором пели народные песни, частушки, и танцевали до упаду под музыку своего оркестра:

Ой, мороз-мороз, не морозь меня,
Не морозь меня, моего коня,
Моего коня белогривого.
У меня жена, ох, ревнивая.

И это:

Ой, полным-полна моя коробушка,
Есть и ситцы и парча,
Пожалей, душа зазнобушка,
Молодецкого плеча!
Выйди, выйди в рожь высокую,
Там до ночки погожу,
Как завижу черноокую –
Все товары разложу!

И эту:

Дайте паспорт, я уеду, дороги родители,
Не хочу в деревне жить, мой милёнок в Питере.
Не завидуйте, подружки, что мы в городе живём,
Вы с постелюшки встаёте, мы с работушки идём.

Так строители Ленинградского строительного Управления №7 весело проводили прошедший 1965 и встретили Новый 1966 Год!

Иллюстрация с сайта academic.ru.

Подпишитесь на Аналитику и Экспресс-анализ - и будете регулярно получать наши публикации!

Главные новости
alt

Британия усиливает охрану еврейских учебных заведений и синагог

В 2015 году спецслужбы Британии получили 924 сообщения об антисемитских инцидентах...

alt

Российский народ против мнения российских политиков

71% россиян выступают за расширение экономических, политических и культурных связей с Западом...

alt

Мировой исследовательский центр по лечению рака – в Израиле

От израильского центра ожидают разработки мобильного прибора...

alt

Израильский бойкот французских товаров

Бойкот Citroën, Peugeot, Renault быстро отрезвит проабскую часть французского общества.

декабрь
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Израильский газ: возможности и добыча, интересы и конфликты

В начале 90-х на шельфе Средиземного моря, в районе Ашкелона и Сектора Газа, было обнаружено крупное...