Подписаться Вход Регистрация
STOP-NEWS.COM - Новости со всего мира | Новости за 24 часа
воскресенье, 4 декабря 17:46

Органист

Сгорбленный седовласый органист тяжелой походкой медленно продвигался по центральной зале Собора, где должна была состояться торжественная месса. При виде его прихожане поднимались со своих мест и почтительно кланялись.

На битком забитых скамьях не было свободных мест, и много верующих стояло у стен зала. Так было всегда, когда органист Валдис садился за великолепный орган Домского Кафедрального Собора Риги.

А история создания этого древнейшего собора идет с давних времен...

Он является крупнейшим средневековым храмом стран Балтии. Название Домского собора происходит от латинского выражения – «Domus Dei» - «Дом Бога». «Deo Optimo Maximo» - «Всеблагому В личайшему Богу».

Главное здание Евангелически-Лютеранской Церкви Латвии – Домский собор был основан 25 июля 1211 года в день святого Якоба, в честь святой Марии... Основоположник - Епископ Риги, Альбрехт фон Буксгевден. Строили собор в основном немцы. Строительство затянулось, и лишь в 1270 году оно, наконец-то, закончилось. В строительство были вложены колоссальные средства.

Первоначальное здание Домского собора являлось примером перехода романического стиля к «северной готике». Нельзя обойти стороной и такие факты...

В 1524 году, в период Реформации, оригинальное убранство церкви было утрачено, а пожар в 1547 довершил уничтожение уникальнейших скульптур и художественных росписей. При Домском соборе находится могила первого епископа Ливонии – Мейнгарда.

Башня собора достигает 90-метровой высоты. Сердцем собора и его гордостью являлся орган. Он был установлен в соборе в конце 16 века. Его создатель - органный мастер И.Рааб, украсил орган резьбой по дереву в виде фантастических животных, ангелов и цветочных гирлянд. Он прослужил около 280 лет. А в более позднее время другие резчики по дереву дополнили художественное оформление органа тяжеловесным орнаментом в форме вьющихся диковинных растений.

Вот с него-то, первого древнего органа, и начал свой путь органиста восемнадцатилетний служка Валдис. С десяти лет он обучался игре на клавесине у знаменитого в то время музыканта Гольдштейна. Двадцать два года, вплоть до 1883, он извлекал волшебные звуки из старого органа, исполняя на нем бессмертные произведения великого Баха, Бетховена, Гайдна, Моцарта и многих других композиторов писавших органную музыку.

В 1883-1884 годах, старый орган заменили новым. Он был изготовлен в Людвигсбурге...

Произведения для нового органа, в числе прочих, писали и такие известные композиторы как Ференц Лист и Макс Регер.

Боже, какое это было чудо! Орган воплотил в себе совершенство человеческого разума и мастерство умелых рук. Его смело можно было назвать девятым чудом Света. В то время ему не было равных по величине во всем мире. Боюсь утомить техническим описанием данного великолепия, но, поверьте - мощное, громогласное звучание его медных труб вводило людей в экстаз, и они не в силах были сдержать слезы восторга...
И вот ещё некоторые подробности данного ни с чем несравнимого сооружения...

В 1981-1984 годах голландская фирма выполнила сложнейшую реконструкцию органа... И он поет, рокочет и по сей день, наполняя сердца людей божественным просветлением и радостью.

Но вернемся к органисту Валдису...

На новом органе он играл уже двадцать лет...

Вот и сегодня, двадцать пятого июля 1903 года, в День святого Якоба, по прошествии 692 лет, в Домском Кафедральном соборе Риги проходила торжественная месса. И, конечно же, она должна была сопровождаться изумительной игрой знаменитого органиста и пением церковного хора мальчиков псалмов композитора Ференца Листа.

Несмотря на свое недомогание - острую боль в суставах пальцев рук, Валдис не мог не прийти на торжественную мессу. Он не мог позволить себе огорчить верующую паству, которая каждый раз с восторгом встречала его и с большим нетерпением ожидала от него виртуозной игры...

Валдис, в праздничной сутане, в черном атласном пилеолусе на голове, с трудом переставляя оттекшие ноги, шаг за шагом сокращал расстояние до своего любимого органа. Он, не переставая, приветливо кланялся прихожанам, а они, стоя, приветствовали его.

Нет, орган не был для него заурядным музыкальным инструментом... Органист воспринимал его как самое родное, дорогое «существо», ближе которого у него не было никого на свете. Он разговаривал с ним, доверяя ему самые сокровенные мысли, мечты и тайные желания. Одиночество, отказ от мирской жизни, всю свою нерастраченную любовь он отдавал ему – органу. И тот не скупился и отвечал взаимностью.

Да, грустно и печально было смотреть на то, что сделало неумолимое время и болезнь с человеком...

Боже, а каким красавцем был когда-то молодой Валдис! Высокий, стройный, с распахнутыми небесными глазами под золотистыми бровями, со светло-русыми локонами, ниспадающими на широкие плечи. Обтянутый черной сутаной с белой стойкой, подпиравшей волевой подбородок разделенный ямочкой. А тонкие длинные пальцы музыканта вызывали неописуемый восторг у поклонниц его таланта.

Да, не одна из миловидных прихожанок проливала ночами слезы от неразделенной любви. Были среди них и такие, кто тайком пробирались ночью в его маленькую комнатку, примыкающую к служебным помещениям собора, и женскими прелестями и чарами старались соблазнить молодого красавца. Но, увы! Все попытки их были напрасны. Они разбивались о холодную, неприступную стену безразличия. За этой стеной не было места плотским утехам и женской любви. Её он целиком отдавал музыке и органу...

О, как это несправедливо! Разве Господь приветствует такие жертвы? Не он ли призывает нас, людей, любить и оставлять на земле свой неповторимый след? А он возрождается в наших детях. Только они, дети, способны нести в себе красоту и духовность, перешедшую к ним по наследству...

Так почему же более сорока лет органист самозабвенно ласкает и целует клавиши органа, а не шелк упругой девичьей груди, которая, как спелый плод трепетала бы в его тонких нежных пальцах? И почему от порыва страсти он не впивается в алые губы соблазнительных красавиц и не теряет головы от их чувственных стонов? Увы, но как бы это не казалось странным и неестественным, он не мог и не хотел изменять своему идолу – органу, перед которым преклонялся также как и пред святой иконой...

Дисгармония, внутренний разлад с самим собой тревожили и беспокоили его. А когда начинал звучать орган, грудь его распирало от избытка чувств и необъяснимой любви, которая горячими струями воспламеняла его тело. И это состояние часто заканчивалось неожиданным оргазмом... После чего наступало ощущение умиротворенности и необычайной легкости. Но об этой тайне знали только он и его орган...

Однако будет несправедливым говорить о том, что известный талантливый музыкант, якобы, ничего не оставил после себя... Нет, это совсем не так... Весь свой талант, опыт, и ни с чем несравнимую любовь к музыке он вложил в своих учеников. Одним из них был двадцатипятилетний служка Дионис. Он резко выделялся среди всех учеников своими неординарными способностями и мог стать достойным преемником старого органиста, и в любую минуту подменить его.

Валдис подошел к инструменту и привычно устроился на скамье за клавиатурой. От избытка чувств, целиком захвативших его, он, прикрыв глаза, стал нежно гладить больными пальцами клавиши четырех клавиатур органа, пятая клавиатура предназначалась для ног. Из-под опущенных век неожиданно скатилась крупная слеза.

Музыкант дрожащим голосом с нескрываемым волнением прошептал слова приветствия своему возлюбленному органу. Подняв кверху голову, насколько позволял ему сколиозный позвоночник, Валдис окинул горящим взором «тело» любимого «существа»... Трубы, высотой в три этажа, в количестве 6768 штук, разного диаметра и длины. Медные и деревянные - они, как всегда, уже в течение многих лет вызывали в нем божественный трепет и восхищение...

Органист задыхаясь, не сказал - проскрипел, обращаясь к органу:

- Любимый мой, прости меня великодушно - сегодня я прощаюсь с тобой навсегда... Твой голос больше не будет ласкать мой слух и взрывать страстными звуками мое истомленное тело, которое столько лет отдавалось только тебе... Сегодня мой последний концерт. Я покидаю этот бренный мир... Конец совсем уже близок...

Вдруг судорожная дрожь пробежала по его телу, и он в испуге отпрянул от инструмента... На нотной подставке, что возвышалась над клавиатурой, он увидел светящиеся неземным светом изумрудные глаза. Они пристально, не мигая, всматривались в лицо музыканта. Щемящая тоска и боль сжали сердце Валдиса, а пульс мощными ударами бился в висках...

Органист услышал странный звук, отдаленно напоминавший человеческий голос:

- Дорогой мой преданный друг, - словно пропел орган, - Помни - мы неразделимы! И я не хочу расставаться с тобой, ведь мы столько лет вместе... Тебя уже давно ждут там, наверху, в небесной музыкальной сфере те, чьи произведения так виртуозно ты исполнял много, много лет... Валдис, ты нам нужен... Пойдем со мной...

Испуганный органист, ничего не понимая, тряс головой... Потом, заикаясь, с трудом проговорил:

- О, Господи, Всевышний и благостный! Как долго ждал я этой встречи! Конечно же, я готов идти с тобой, любимый мой, но дай мне силы провести прощальную мессу... Пойми, сегодня, в день Святого Якоба, я не могу огорчить преданную верующую паству... Когда же я начну играть «Реквием» Моцарта, тогда ты и поможешь мне уйти в небесную обитель, ты согласен?

- Хорошо, - эхом откликнулся орган. - Я подожду, и с удовольствием буду слушать музыку, и любоваться тобой...

В торжественную церковную мессу Валдис включил самые любимые произведения - «Месса си-минор» и «Страсти по Иоанну» Баха, «Крейцерова соната» и «Героическая (3-я) симфония» Бетховена, «Церковные композиции» и «Реквием» Моцарта... И именно произведением Моцарта он решил проститься с окружающим миром и поставить точку многолетней службе при Домском Кафедральном соборе Риги.

Валдис играл так, как не играл ещё никогда... К пальцам его вновь вернулась молодость. Они летали над клавиатурой органа как крылья ангела, нежно лаская его своим прикосновением. Орган пел, стонал, рокотал во всю свою мощь, и божественные звуки неслись под купол собора, к небу, туда, где и сам Творец наслаждался его звучанием...

Церковный хор мальчиков, захваченный волшебным потоком звуков, пел проникновенно и так изумительно, что вконец растроганные прихожане успевали только смахивать слезы восторга и умиления...

И вот наступил решающий момент, когда органист, собрав последние силы, начал исполнять «Реквием» Моцарта...

Проиграв вступление, он внезапно увидел на клавиатуре чужие бледные руки... Они осторожно прикоснулись к его пальцам и обожгли жгучим холодом. Валдис с ужасом смотрел, как постепенно исчезают его руки, а холод поднимается все выше и выше, и захватывает все его тело...

Однако музыка продолжала звучать. Она заполнила собой весь собор, а появившееся вдруг под его куполом легкое голубоватое облако накрыло прихожан и ввело их в состояние транса. Они перестали воспринимать реальность, но их слух продолжал улавливать звуки одухотворенной музыки... Сердца верующих трепетали от избытка божественной любви к Богу, к его сыну Иисусу и пресвятой богоматери Марии...

А старый органист уже не чувствовал своего тела. Оно исчезло, растворилось... И только глаза и живая мысль продолжали ещё воспринимать окружающий его мир... Но прошла минута-другая, и он полностью растворился под звуки «Реквиема»... И уже оттуда, с небесной сферы, смотрел с любовью на верующих и посылал им свое благословение...

Орган издал последний мощный, решающий аккорд, и в наступившей тишине раздался облегченный вздох людей. Они очнулись, пришли в себя, словно после наркотического сна и, ничего не понимая, оглядываясь по сторонам, шепотом спрашивали друг друга, что же здесь происходит? Беспокойный гул голосов, набирая силу, заполнил воздушное пространство Домского собора...

Епископ, стоящий за кафедрой, вздрогнул... Он заметил волнение и страх в глазах прихожан. Взоры их были устремлены к органу. И Епископ
машинально посмотрел туда... Лицо его как-то странно вытянулось, и удивление, недоумение застыло на нем...

Валдиса за клавиатурой органа не было... Сиденье с бархатной подушкой, на котором только что сидел сам органист, было пусто...

Не веря своим глазам Епископ осторожно приблизился к органу. И, о Боже, он увидел на полу кожаные башмаки Валдиса. Тот снимал их с больных ног во время игры, оставаясь в одних носках... Сбитый с толку, ничего не понимая, он приподнял голову и увидел на нотной подставке молодое улыбающееся лицо Валдиса. Епископ отшатнулся, а губы органиста посылали ему слова прощания и благословения...

Мысль Епископа заметалась в поисках выхода из создавшегося положения... Он посмотрел на стоящего неподалеку Диониса и незаметным кивком головы подал ему знак. Тот быстро подошел к органу и сел за него.

А Епископ, воздев кверху руки с золотым крестом, осенил присутствующих прихожан крестным знамением и призвал всех к спокойствию и терпению...

Он объяснил им - достопочтенный и любимый всеми органист Валдис покинул службу из-за плохого самочувствия... Но это ни в коей мере не должно омрачать великого праздника – в честь богоматери Марии, именем которой назван собор, и дня святого Якоба.

- Возлюбленные чада мои! - Обратился к пастве Епископ, - Господь наш и сын божий Иисус милостивы к нам... Видя с небес, как вы безраздельно любите духовную музыку, они никогда не оставят нас и нашу Церковь без её благостного звучания.

И подал знак Дионису...

Молодой органист, вскинув кисти рук, стал исполнять оратории Ференца Листа – «Святая Елизавета» и «Христос»...

Орган, глубоко вздохнув, запел, зарокотал всеми своими трубами, и зачарованные прихожане восхищенно замерли...

И сегодня величайшее создание рук человеческих орган Домского Кафедрального Собора Риги продолжает дарить людям, независимо от их национальности и вероисповедания, великолепную музыку бессмертных композиторов, обволакивая их божественной любовью...

Главные новости
alt

США готовят закон против бойкота Израиля

«Бойкот» теперь будет распространяться и на политически мотивированные действия.

alt

Росстат: ВВП России снизился, реальные доходы россиян упали

Росстат: многие ключевые показатели российской экономики серьезно ухудшились.

alt

Как мир намерен перерабатывать нефть

В 2040 потребление увеличится на 12% - 103.6 млн баррелей в день.

alt

Здоровая пища сохраняет наше зрение

Возрастная макулярная дистрофия характеризуется отложениями жира в задней части глаза...

декабрь
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Израильский газ: возможности и добыча, интересы и конфликты

В начале 90-х на шельфе Средиземного моря, в районе Ашкелона и Сектора Газа, было обнаружено крупное...