Подписаться Вход Регистрация
STOP-NEWS.COM - Новости со всего мира | Новости за 24 часа
пятница, 22 сентября 09:50

Дела давно минувших дней…

Дела  давно  минувших  дней…
Второй слева - автор

Чем дальше уходят те далёкие годы, тем явственней иногда всплывают в памяти события той поры. Итак, апрель 1974 года, Ленинград. В Ленинграде большое событие – наконец, готов к открытию и открывается новый аэропорт «ПУЛКОВО 1». Старый аэропорт назвали «ПУЛКОВО 2» и он стал обслуживать зарубежные рейсы, а новый – «ПУЛКОВО 1» - работать на внутрисоюзных линиях. Но это предыстория. Главное, о чём я хочу рассказать – впереди. 

Я в то время работал на ЛПЗ – Ленинградский Приморский завод, это судостроительный завод, бывший 5 завод НКВД (созданный в 1932 году и выпускавший катера для морских частей погранвойск, отсюда – НКВД). Во время войны это был основной строитель торпедных катеров, успешно воевавших на всех флотах.

В 1969 году на ЛПЗ был построен головной корабль – МРК (малый ракетный корабль), на то время новое слово в военном кораблестроении. При малом водоизмещении он имел довольно внушительное вооружение, в виде главного комплекса крылатых ракет и ЗРК (зенитно-ракетный комплекс) «Оса». 

В 1970 году на Феодосийском морском полигоне успешно прошёл испытания головной МРК и ЛПЗ приступил к строительству серийных кораблей этого проекта. Все испытания вновь построенных кораблей проводились уже на Балтике. 

Швартовные испытания – в процессе постройки корабля на заводе, ходовые испытания – вначале в Финском заливе («Маркизова лужа»), а затем на основные хода и госиспытания уходили в Балтийск (бывший Пилау, военноморская база Германии). 

Итак, 1974 год, наша группа из 10 человек работает на очередном строящемся корабле. Мы занимаемся ЗРК «Оса», готовим систему к проведению швартовных испытаний. В это время нам приходит телеграмма, что срочно требуются два специалиста по «Осе», прибыть в Балтийск, помочь военным провести комплексные проверки с юстировкой и подготовкой к ракетным стрельбам на сторожевом корабле «Бодрый», 152-й заказ.

Этот проект строился на заводе «Янтарь» в Калининграде, и на то время это был уже действующий корабль в составе дивизии ракетных кораблей Балтийска. Он имел две «Осы» - в носовом и кормовом расположении. Американцы называли корабли этого проекта – «Супер охотники за подводными лодками»… Ответственный сдатчик, Лёня Меленевский (царствие ему небесное), передал мне и Борису Володарскому (тоже уже нет в живых) приказ - готовиться ехать в Балтийск.

Туда мы решили ехать поездом Ленинград-Калининград,  идёт 20 часов - через Латвию и Литву. Сейчас, говорят, идёт дольше - через Белоруссию. Всё течёт, всё меняется, и часто не в ту сторону, как хотелось бы.

Итак, мы прибыли в Калининград, на Южный вокзал. Рядом автостанция, билеты до Балтийска и вперёд! 

49 км до Балтийска пролетают незаметно. Дело в том, что Восточная Пруссия необычна по красоте своей природы. Тёплый климат Южной Балтики, достаточная влажность делают своё дело. Всё буйно растёт, цветёт и радует глаз, особенно после Ленинграда. Единственный минус дорог Калининградской области - они узкие. Немцы их строили 200 лет назад, и все они обсажены с двух сторон вековыми (уже) липами. При езде на лошадях – это было приемлемо, в наше время часто бывают аварии по этой причине. 

Через час, пройдя проверку на заставе, мы были в Балтийске. Сразу отправились в военную гавань, нашли там СКР «Бодрый». Нас уже ждали, выделили двухместную каюту, покормили обедом в кают-компании и после небольшого отдыха мы приступили к работе. Начали с кормовой системы.

Личный состав и матросы и офицер-комбат от нас не отходили. Помогали с доставкой измерительных приборов, деталей из ЗИПа, для замены, вышедших из строя и т.д. Попутно отвечали на их вопросы, «занимались ликбезом».

Через два дня кормовая система была полностью готова и мы перешли в носовую «Осу». Там проблем было больше, но через три дня готова была и носовая система. Было доложено командованию, что корабль готов к выполнению учебных ракетных стрельб по реальной воздушной цели...

Через три дня назначен выход в море на выполнение фактической работы. Дело в том, что за три дня даётся навигационное оповещение, что указанный район закрывается для плаванья в нём гражданских судов типа сухогрузов, рыбаков и т.д. Но этим же оповещением всегда пользовались корабли радиоэлектронной разведки НАТО, три корабля Германии – «Остен», «Айстер» и «Травэ», по очереди приходили в район стрельб.

Их уже знали, корабли охранения пытались их выгонять из полигона. Но нейтральные воды, он передаёт – «Не имею хода», тогда наш корабль охраны района идёт ему в правую скулу и передает – «Не имею управления».

Тот вынужден отрабатывать назад, и эта игра продолжается до тех пор, пока «супостат» не отойдёт на нужную дистанцию.

Через три дня мы с ними выходим в море для подстраховки, Боря Володарский в носовой системе, я в корме. Пришли в полигон, «Остен» уже на «боевом посту»… ждёт. На надстройке у него радиопрозрачные купола, под ними специальные антенные устройства для перехвата, записи и анализа частот радиосигналов при наших стрельбах. Кораблям охранения дали приказ - «Решительными действиями убрать его из квадрата!».

Там начались эти игрища, а у нас до времени «Ч» оставался час.

Через час корабль уже лежал на боевом курсе и за 40 км от нас, ракетный катер «Тамбовский комсомолец» произвёл пуск крылатой ракеты-мишени в нашем направлении, с параметром (отклонением) в нос. Обе системы её обнаружили, взяли на автоматическое сопровождение и при входе её в зону поражения кормовая система произвела пуск. Мишень была успешно сбита. И через 30 минут также успешно отработала и носовая система.

Все были очень довольны, для корабля была закрыта важная задача боевой подготовки. Пока возвращались на базу, командир корабля пригласил нас с Борисом к себе в каюту, вестовой накрыл стол. Командир корабля, капитан второго ранга Эдуард Попеко (в последствие – контр-адмирал, начальник училища радиоэлектроники им. Попова в Петергофе), поблагодарил нас за проделанную работу. Мы ему также пожелали успехов. 

Запомнился вкус отличного ректификата – на флоте «шило» и астраханские консервы «Осётр в томате» (были же времена!).

По прибытии на базу мы сошли с корабля и стали думать, как нам ехать обратно в Питер. 23 апреля, на носу майские праздники, с билетами проблема. Навстречу нам идёт командир дивизии контр-адмирал Лапенков. Он нас поблагодарил, сказал спасибо за помощь, и я тут как-то не растерялся и говорю ему, что, товарищ адмирал, мы были бы благодарны вам, если бы помогли нам с билетами на самолёт до Питера. И он-таки помог, куда-то позвонил из штаба, сказал нам куда подойти и таким образом у нас оказались два билета на завтра, до Ленинграда. На сутки устроились в гостинице «Золотой якорь», погуляли по берегу, пособирали мелкий янтарь и на следующее утро начали движение в Калининград. 

Там мы ещё успели купить рыбки к праздничному столу. Этим отличаются Мурманск, Калининград, да и Владивосток, что там в рыбных магазинах, особенно перед праздником, всегда есть какие-то деликатесы. Далее мы садимся в автобус и едем в Калининградский аэропорт «Храброво». Приехали, прошли регистрацию и вот тут начинается то, из-за чего я начал всё это повествование.

Во-первых, мы обратили внимание на необычно большое количество милиции, да и явно бросались в глаза ребята, так называемые «искусствоведы в штатском»… Перед посадкой в самолёт производилась тотальная проверка каждого пассажира. Чуть ли не личный досмотр, раньше такого грубого и тщательного досмотра никогда не было. Люди возмущались, но ответ был простой – тихо, так надо.. Прилетели мы в Питер, сели благополучно в новом аэропорту. А на следующий день на работе вчерашняя ситуация с посадкой в самолёт прояснилась.

У жены нашего сотрудника подруга работала в Аэрофлоте.  Оказывается, за день до нашего полёта из Калининграда, был рейс из Москвы в Ленинград. Самолёт ТУ-104, летит до Питера примерно 45 минут. И вот, где-то в середине полёта, сидящий в хвосте пассажир, подзывает стюардессу и говорит ей – «Передай командиру записку».

Командир читает – я такой-то, сижу на таком-то месте, требую посадить самолёт в любом аэропорту Швеции. В случае невыполнения взрываю себя и самолёт, мне терять нечего. 

К нему вышел бортинженер и говорит ему, что мы рисковать не можем, но, может быть, сядем в Финляндии, поближе. Но тот категорически – только в Швеции! 

А дело в том, что Швеция и Боливия не подписали тогда конвенцию о выдаче преступников. Командир, конечно, связался с землёй и объявляет по трансляции – «В связи с технической неисправностью, сесть в аэропорту Пулково не можем, садимся в аэропорту Стокгольма.  Реакцию пассажиров можно представить себе… Бортинженер прошёл в хвост, встал сзади этого человека. А самолёт начал снижение, пролетел над заливом, чтобы успокоить этого преступника, потом развернулся и пошёл на посадку в Пулково. Когда уже были видны дома и этот человек понял, что садятся в Ленинграде, он включил своё взрывное устройство (руки были всё время под пиджаком). Бортинженер бросился на него, надеясь предотвратить, но не успел. В итоге они оба погибли, самолёт разгерметизировался, но это уже было не опасно. Сели благополучно, больше никто не пострадал…

Вот такое событие было в апреле 1974 года в Ленинграде.  Разумеется, об этом нигде официально не сообщалось.

Это была одна из первых попыток захвата самолёта террористом в СССР

Израиль, Димона, 27 июня 2017 г.